Из села Отрадное Брянского района во время войны на фронт ушло много людей. Не все вернулись с войны. У большинства погибших при защите нашей Родины есть могилы, на которые благодарные потомки возлагают живые цветы. Однако не все павшие наши земляки имеют земную могилу.

Из «Книги Памяти» (т.2, стр.259): «ЗЕНЦОВ Николай Илларионович, матрос, русский. Призван Брянским РВК. Погиб в море 23.09. 1944 г.».

За этими короткими строчками не видны ни место, ни обстоятельства гибели матроса Николая Зенцова. Несмотря на это, место в Карском море, где покоится прах нашего земляка и его товарищей по оружию, объявлено координатами боевой славы (76 градусов 10 минут северной широты и 87 градусов 45 минут восточной долготы), и все военные корабли, проходящие через эту точку, приспускают свои флаги, отдавая почести подвигу моряков-героев.

 

НОВАЯ ЖИЗНЬ КОРАБЛЯ- СТОРОЖЕВИКА

 

В мае 1942 года немецкой авиацией на рейде Иоканьгской военно-морской базы был потоплен сторожевой корабль «Бриллиант».

Уже осенью 1942 года корабль был поднят со дна и поставлен на ремонт в завод № 402 г.Молотовска (ныне Северодвинск Архангельской области). Когда «Бриллиант» еще стоял в ремонте, на него прибыла новая команда во главе со старшим лейтенантом М.В.Махоньковым. Вероятно, тогда же на сторожевик пришел и моторист краснофлотец Николай Зенцов. Вместе со специалистами завода новый экипаж принял активное участие в восстановление своего корабля. Работы было много. Только пробоин от осколков немецких авиабомб насчитали около 800. Кроме того, корма корабля была разворочена взрывами собственных глубинных бомб, сработавших при погружении корабля. Была произведена замена почти половины всей обшивки корабля, более половины поперечных и продольных переборок, все машины и механизмы. Фактически корабль строили заново. Вопрос восстановления «Бриллианта» находился на особом контроле и даже дважды рассматривался на заседаниях Государственного Комитета по обороне — под председательством Сталина. Стоимость восстановления сторожевого корабля составила более 7,5 миллиона рублей!

24 июня 1944 году «Бриллиант» вышел из длительного ремонта и вновь вступил в строй. После ремонта вес корабля увеличился на 62 тонны. Также изменилось и вооружение: осталось 100-мм орудие главного калибра, а вместо двух 45-мм орудий установили три 37-мм автоматические пушки, два 12,7-мм пулемета, а также по два бомбомета и бомбосбрасывателя для глубинных бомб. «Бриллиант» и его экипаж были готовы к дальнейшим боям. Никто и не подозревал, что до трагической гибели корабля оставалось всего три месяца…

 

ВТОРАЯ ГИБЕЛЬ «БРИЛЛИАНТА»

 

Конвой ВД-1, названный так по своему маршруту «пролив Вилькицкого – Диксон», формировался в начале осени 1944 года. В него входили транспорты «Комсомольск», «Кингисепп», «Буденный» и «Революционер». В охранение конвоя вместе с другими шестью сторожевиками и тральщиками входил и СКР-29 «Бриллиант».

На перехват этого конвоя немцы развернули три из шести подводных лодок «волчьей стаи» «Грайф» («Гриф»), действующей в Советской Арктике. Атаки немцев начались с первого же дня движения судов от пролива Вилькицкого. 21 сентября подлодка U-711 выпустила по конвою шесть торпед. Большинство из них не сработали по неизвестным причинам, а одна попала в дрейфующий айсберг. Однако моряки конвоя сочли мощный взрыв, поднявший в воздух сотни ледяных осколков, взрывом одной из плавающих мин. На следующий день конвой подвергся атакам U-739 и U-957, но и их залпы тоже не принесли результатов. До трагедии оставались считанные часы.

Наступила ночь на 23-е сентября. В очередную атаку на конвой вышла подводная лодка U-957 под командованием обер-лейтенанта Герда Шаара. Выстрел последней оставшейся в подлодке самонаводящейся акустической торпедой «Цаункёниг» оказался роковым для «Бриллианта».

Вот что свидетельствовали очевидцы. Бывший второй механик парохода «Комсомольск» Н.А. Носуля: «СКР-29 шел справа на траверсе нашего судна в 150-200 метрах. Вдруг в районе полубака корабля всплеснулся столб оранжево-красного пламени, осветив все вокруг. Носовое орудие сорвалось с фундамента и, перевернувшись в воздухе, упало за борт. С ходового мостика в разные стороны, распластав руки и ноги, летели вместе с обломками люди. Корабль какие-то мгновения продолжал следовать прежним курсом, не теряя хода. Но через несколько секунд из жилых помещений и кормовой части повалили клубы пара, и он начал медленно погружаться носом в воду. Вскоре «Бриллиант» стал почти вертикально, кормой вверх. В таком состоянии он держался несколько секунд, затем произошел толчок, похожий на клевок рыболовного поплавка, и корабль погрузился примерно на три четверти корпуса, потом еще толчок — и в вертикальном положении «Бриллиант» быстро скрылся под водой».

 

 

КТО ОСТАЛСЯ  В ЖИВЫХ?

 

Для спасения экипажа «Бриллианта» на месте его торпедирования были оставлены два сторожевика: «АМ-120» под командованием капитан-лейтенанта Лысова (на следующий день он сам погибнет в бою, торпедированный другой немецкой подлодкой) и однотипный «Бриллианту» СРК «Рубин».

Об обстоятельствах гибели «Бриллианта» позже вспоминал Б. Валинский, бывший командир сторожевого корабля «Рубин»: «После торпедирования СКР-29 «Бриллиант» тонул всего несколько минут, так что о спуске шлюпок не могло быть и речи. Действительно, к месту гибели сторожевого корабля первым подошел «АМ-120» и … поднял с воды одного человека, который тут же, на палубе, скончался». Никого спасти не удалось. Как тогда предположили – весь экипаж «Бриллианта» погиб при взрыве.

Однако длительное время спустя выяснилось, что после гибели «Бриллианта» уцелевшие все же были. В 1961 году советские гидрографы обнаружили на побережье полуострова Таймыр погрызенные песцами останки человека в полуистлевшем морском обмундировании американского производства. Рядом валялись пустые банки от ленд-лизовских галет, которые находились в НЗ (неприкосновенном запасе) спасательных шлюпок советских кораблей. Помощь исследователям оказали найденные в кармане обрывок газеты со сводкой Совинформбюро (по ней предположительно определили дату гибели моряка и связали его с «Бриллиантом») и складной нож с вырезанной на рукоятке надписью — «Руденко Иван С. 1925 г.». Неужели нашли останки хозяина ножа? Нет. Выяснилось, что моряк Иван Руденко не погиб на войне и в то время еще проживал в Ленинграде. Во время войны он учился в Соловецкой школе юнг, а при выпуске обменялся ножами со своим другом Алексеем Стахановым, родом из д. Раково Курской области. В экипажа «Бриллианта» краснофлотец А. Стаханов был сигнальщиком. Его-то останки и были найдены гидрографами. Вероятно, когда корабль был торпедирован,  Алексей нес вахту на верхней палубе, поэтому и смог выжить во время взрыва. У него хватило сил на шлюпке или спасательном плоту все-таки добраться до твердой земли. Но места вокруг были дикие, необитаемые. Помощь не пришла…

Затем были и другие находки, связанные с погибшим сторожевиком. В начале 70-х годов в Карском море на островах Пахтусова были найдены спасательный круг с «Бриллианта» и остатки военной шлюпки. Смогли ли на ней дойти до этих островов кто-то из экипажа «Бриллианта»? Мог ли быть ли среди них наш земляк Николай Зенцов? Неизвестно. Так как Зенцов был мотористом и нес вахту во внутренних отсеках корабля, шансов спастись у него сразу после торпедирования было не много.

Эти находки позволили подтвердить другую версию обстоятельств гибели экипажа «Бриллианта». Как свидетельствовал штурман В. А. Дементьев и некоторые другие моряки, после взрыва на воде остались две полузатопленные шлюпки, в которых находилось до двадцати человек. Однако, когда спасательная шлюпка смогла подойти к терпящим бедствие, она смогла найти лишь одну полузатопленную шлюпку с замерзшим моряком. Куда делась вторая шлюпка? Смогли ли моряки откачать воду и уйти к спасительным берегам?

 

ПО СЛЕДАМ МОРЯКОВ-ПОГРАНИЧНИКОВ

 

Гибель сторожевиков «Бриллиант» и «АМ-120» была не напрасной. Все транспорты конвоя, груженные стратегическими материалами, дошли до порта назначения. В скором времени немецкие подлодки вынуждены были уйти из советской Арктики. Два погибших сторожевых корабля оказались последними потерями Северного флота от действий подлодок противника во время войны…

Брянск находится далеко от арктических морей, однако и у нас историей боевых действий моряков-пограничников Заполярья, в том числе и «Бриллианта», продолжают заниматься исследователи спустя десятилетия со дня гибели этого сторожевого корабля. Причем этим благородным делом занимаются не только историки или поисковики на Брянщине. Так, в 2004 году курские криминалисты воссоздали портрет Алексея Стаханова, выжившего после гибели своего корабля. Других фотографий моряка у родственников не сохранилось. Лишь спустя 60 лет после гибели моряка его брат, другие родственники и односельчане сумели увидеть облик своего земляка-героя, запечатленный на бумаге.

К сожалению, пока не удалось обнаружить фотографий и Николая Зенцова. Мало и других сведений о нашем земляке. Известно, что родился Николай в с. Голяжье в 1917 году. Еще до войны в 1938 году (по другим данным — в 1939 году) был призван на срочную службу Брянским военкоматом. Причем в карточках личного учета, которые попали и в ОБД «Мемориал» фигурирует село Голяжье «Хетылевского сельсовета Орловской области». Уже выяснилось, что ошибка вкралась в название Хотылевского сельсовета, в состав которого тогда входило Голяжье (ныне Отрадное). Кроме этого, в учетных документах Николая указано: «из рабочих, холост, беспартийный». Дома остались его ждать мама Александра Николаевна и сестра Анастасия Илларионовна. Службу на «Бриллианте» проходил в трюмной команде мотористом.

Зенцовы – фамилия в Отрадном и в Брянском районе распространенная. Быть может, откликнутся родственники, соседи или знакомые Николая Илларионовича Зенцова, которые смогут дополнить рассказ о своем земляке, защищавшем в годы войны Заполярье. Тем самым история подвига брянского моряка и его товарищей станет более полной.

Григорий КОЖУРИН.

 

До войны «Бриллиант» носил наименование ПСК-303 (пограничный сторожевой корабль) и принадлежал Морпогранохране НКВД. По тем временам это был новейший корабль (вступил в строй в 1937 году). Обладавший мощным вооружением и высокой скоростью он, как и три таких же сторожевика-близнеца — «Рубин», «Сапфир» и «Жемчуг», — стали грозой для нарушителей морских границ Заполярья накануне войны. С началом войны «дивизион драгоценных камней» вошел в состав Северного флота и стал боевым ядром Иоканьгской военно-морской базы. Литеры ПСК были изменены на СКР (сторожевой корабль).

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!