Приближается 74 годовщина одного из главных событий Великой Отечественной войны – контрнаступления Красной Армии против войск фашистской Германии под Москвой, начавшегося  6 декабря 1941 года.

В ноябре 1941 года группа немецких армий «Центр» начала генеральное наступление на столицу Советского Союза. Наиболее угрожающим для Красной Армии был конец ноября – начало декабря.  Общеизвестно, что бои под Москвой были страшными – решалась судьба нашей Родины. По неточным оценкам, безвозвратные потери наших войск только в ноябре-декабре 1941 года составили 181 тыс. чел. 

Одним из павших в московской битве был мой дед – Кузнецов Алексей Николаевич, 1902 года рождения, уроженец и житель с. Дарковичи Брянского района. До войны работал в колхозе «Парижская коммуна». Повестку о призыве в действующую армию получил на второй день войны. В первой половине дня 24 июня его вместе с другими односельчанами на подводах увезли на призывной пункт в Бежицу. Как оказалось, навсегда. Без мужа осталась моя покойная бабушка Кузнецова (Тулякова) Евдокия Андреевна, без отца – шестеро малолетних детей: Александра, Анна, Михаил, Иван, Пелагея (моя мама). Самый младший в грудном возрасте умер от болезни и голода во время оккупации.

Удалось установить, что после призыва дед был на формировании в г. Тамбов, п/я 5. После этого воинская часть была переброшена под Москву. Согласно информации о безвозвратных потерях (ЦАМО, номер фонда источника информации 58) красноармеец Кузнецов А.Н. пропал без вести в декабре 1941 года.

О его гибели рассказал после войны односельчанин Холоимов Сергей  (уличное прозвище Гычкин), который был у деда вторым номером пулеметного расчета. В одном из боев на подступах к Москве дед был убит прямым попаданием в окоп немецкого снаряда, Холоимов С. был тяжело контужен и попал в госпиталь. К сожалению, его показания об этих обстоятельствах то ли в силу бюрократических проволочек, то ли в силу малограмотности бабушки в военкомате не были приняты во внимание, и дед навсегда остался пропавшим без вести. В связи с этим бабушка какой-либо помощи от государства не получала. Пятерых детей вырастила одна, всю жизнь проработала в колхозе. Дети тоже с малых лет работали, никто среднего образования не получил. Сейчас ни бабушки, ни ее детей уже нет в живых, но остались внуки и правнуки, некоторые из которых носят фамилию деда — Кузнецовы.   

Кроме моего деда числятся пропавшими без вести в ноябре-декабре 1941 года его односельчане Климовцов К.В., 1906 г.р., Туляков Ф.В., 1897 г.р., Проняев А.Ф., 1909 г.р. Возможно, и они погибли в боях под Москвой. В «Книгах памяти» есть большие списки красноармейцев с пометкой «пропал без вести». Не у всех указано место захоронения. До сих пор их останки лежат не только в братских могилах, но в окопах, блиндажах, под открытым небом…

О таких, как они, и многих-многих других пронзительно сказал поэт-фронтовик Владимир Карпенко:

  Не надо фраз про доблесть и отвагу.

  Слова – всего лишь навсегда слова.

  Мы здесь стояли. И назад – ни шагу.                                                                             

  Мы здесь лежим. Зато стоит Москва.

      Геннадий Федорович Федоренков,

г. Брянск.

На фото А.Н. Кузнецов (слева)

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!